Обратная связь

13 сентября 2018, 16:27

Во что может обойтись милосердие к братьям нашим меньшим

Спасая умирающего на крыше городской многоэтажки сапсана, Александра Захарова думать не думала, чем это для нее может обернуться. Хотелось, чтобы несчастная птица перестала мучиться. Саша, имеющая опыт по выхаживанию животных, видела, что еще немного — и все закончится очень печально. В результате птица получила помощь, но ее спасительница попала под подозрение природоохранных органов, передает корреспондент YK-news.kz.

Тревожный сигнал

Увидев информацию в интернете на странице группы "Преданное сердце", в которой говорилось о дикой птице, издающей крики с крыши одного из домов на улице Мызы, жительница областного центра Александра Захарова не смогла остаться равнодушной. Всего неделя прошла с того момента, как в результате бытового пожара сгорел ее дом, в котором жили несколько десятков питомцев: кошки, собаки, ежи и енот. Особенно тяжко было пережить гибель верного друга — добермана.

Девушка, ни минуты не колеблясь, позвонила автору сообщения и выехала по названному адресу. Проникнув на крышу через квартиру соседки, Саша увидела умирающую птицу.

Наша справка
Сапсан — одна из самых быстрых птиц на планете. В пикировании развивает до 322 км/ч, однако по скорости горизонтального полета уступает черному стрижу.

Женщина, написавшая в "Преданное сердце", пояснила, что сокол сутки провел на крыше без помощи, — рассказывает Александра. — Этот вид относится к кочующим. Возможно, он пролетал над городом, когда с ним что-то случилось.

Красавец сапсан сидел над окном подъезда, не в силах взлететь. Птица находилась на грани смерти из-за обезвоживания и истощения. Был глубокий вечер, поэтому Саша не смогла определиться с дальнейшей судьбой пернатого хищника. Она отнесла его в свою городскую квартиру, а рано утром отвезла пострадавшего в ветеринарную клинику и связалась с реабилитационным центром в России.

Борьба за выживание

Врачи сделали птице, которую Александра окрестила Ветром, рентген и требуемые анализы. Выяснилось, что повреждений и переломов у сапсана нет, но сокол обезвожен и, возможно, получил черепно-мозговую травму. Ветру назначили лечение, согласно которому хищнику необходимо было три раза в день делать инъекции. И это не гарантировало его выживание. Только диагностика обошлась Саше в сумму 15 тысяч тенге, а ежедневные процедуры требовали еще больших средств. К тому же в полный рост встал вопрос: что делать с краснокнижным пациентом в случае успешной реабилитации? Вариант с зоопарком девушка сразу отмела, поскольку не была уверена, что птицу смогут выходить.

Конечно, самый лучший выход — выпустить Ветра на волю, если он, конечно, выживет, — прикидывала Саша. — Но он очень болен, да и под зиму никто птиц не выпускает. Есть несколько направлений развития ситуации. Во-первых, я могла бы вылечить и выпустить его в горах под Риддером весной, если бы позволили природоохранные органы. Это было бы наиболее приемлемо. Альтернатива — отправить его в алматинский питомник, где выращивают беркутов. Но это — при условии, что у них есть соколы и опыт их выхаживания. Есть реабилитационный центр в Новосибирске, но никто не разрешит вывезти редкую птицу за пределы страны.

Ситуация осложнялась тем, что сапсан — охраняемый вид. Содержать дома таких птиц запрещено законом, о чем девушка знала, но не могла бросить без помощи несчастное создание.

Плата за милосердие

Чтобы решить дальнейшую судьбу сапсана, Александра обратилась в отдел охраны животного мира областной территориальной инспекции лесного хозяйства, где, по ее версии, получила ответ, что делом займется прокуратура, поскольку девушка не имела права подбирать птицу и производить с ней какие-либо действия.

А затем пришло печальное известие — несмотря на помощь, оказанную птице в клинике "Зоовита", Ветер не смог справиться с недугом и погиб. Причиной смерти послужили гельминтоз и желчекаменная болезнь на фоне общего истощения.

Убитой известием Саше позвонили снова и сказали, что необходимо произвести вскрытие, чтобы установить факт непричастности Александры к смерти Ветра. Таким образом, девушка, до последней минуты пытавшаяся помочь умирающей птице, оказалась заподозрена в ее гибели, несмотря на наличие свидетелей и собственную добрую волю. Мало этого, процедура вскрытия — платная, а кому ее оплачивать, непонятно.

Пытаясь разъяснить ситуацию, корреспондент YK-news.kz созвонился с руководителем отдела охраны животного мира Восточно-Казахстанской областной территориальной инспекции лесного хозяйства Саматом Дидахметовым.

Он заверил, что случай с сапсаном контролирует лично, и решительно опроверг факт угрозы законодательного преследования Александры Захаровой.

Никакого преследования не будет, — прокомментировал он. — Мы намеревались по состоянию птицы передать ее в алматинский питомник "Сункар". Для этого существует особая процедура: составляется письмо в природоохранную полицию. Также необходимо заключение ветеринаров о том, в состоянии ли животное выдержать перевозку. Эксперт-орнитолог должен определить вид животного. Если оно принадлежит к краснокнижным, то изъятие из животного мира вообще возможно только по постановлению правительства. Мы уже начали оформление соответствующих документов, когда Александра сообщила, что птица пала.

Также господин Дидахметов пояснил, что природоохранное законодательство нашей страны не рассматривает отдельно случаев, когда животные отлавливаются не для продажи или использования, а с целью спасения их от ран или болезней.

Получается, что для закона нарушителями в равной степени являются и те, и другие. Об этой проблеме природоохранители области неоднократно писали в республиканский Комитет лесного хозяйства, но поправок в законодательство пока никто так и не внес.

Послесловие

Каков же итог этой печальной истории? Можем ли мы призывать людей быть милосердными к братьям нашим меньшим, если законодательно человек, пытающийся спасти подранка и оказать ему возможную помощь, тратя на это собственные нервы, время и деньги, может быть приравнен к браконьеру? Еще не забылась история лесника из Маховки, который в 2016 году приручил спасенного лосенка. Знающий законы егерь сумел вовремя оформить разрешение на изъятие из природы лося Лехи и только поэтому не попал под суд. Сколько средств было потрачено на оформление документа, история умалчивает. Как молчит она и о том, кто вернет девушке, недавно пострадавшей от пожара, деньги, израсходованные на спасение и последующее вскрытие погибшей птицы. Законы принимают люди. И люди же вольны их изменять, когда они не работают. Наказывать за милосердие, как и не замечать его проявлений — по-людски ли это, люди?

Мира Круль
Фото Александры Захаровой

Просмотров: