RSS

Обратная связь

6 апреля 2019, 09:21

ЧП в Новой Согре показало свет и тени человеческой души

До сих пор Шапошниковы живут в сгоревшей квартире, вспоминают пожар и подсчитывают свои потери
Фото: Ирина Плотникова

В ночь на 23 марта 2019 года в многоквартирном доме на улице Менделеева произошёл пожар. В свете огня ярко проявились благородство и мужество, способность прийти на помощь. Но также высветил он и равнодушие и банальную жадность. Как тушили пожар и спасали людей? Кто и как помогал погорельцам? С чем столкнулись жильцы дома № 2, когда угли дотлели, а дым рассеялся, разбирался корреспондент YK-news.kz.

Пламя в ночи

По словам хозяина квартиры, возгорание началось в углу, под шкафом со старой одеждой. Сам он заметил пожар совершенно случайно. Пожилые люди ложатся рано, они с женой были уже в постели.

Я встал ночью в туалет, — рассказывает свою версию событий Владислав Александрович. — Смотрю — под шкафом горит. Я схватил одеяло и стал сам тушить. Вроде затушил, но там все ещё тлело. Тогда я побежал за водой. Пока бегал, загорелось ещё сильнее. И на крыше начало щёлкать что-то. Уже дым по всей квартире пошёл. Потом загорелся чердак.

Пока пенсионер и его жена самостоятельно боролись с пожаром, отсвет огня озарил улицу. Из своего окна его заметил молодой мужчина, живущий в соседнем доме.

Ночью я подошёл к окну — и увидел пожар, — вспоминает Данил. — Вызвал службу по ЧС. Это было где-то в половине двенадцатого. И сам пошёл туда — поглядеть, может, помощь нужна. А вдруг они спят там? Хозяев я давно знаю, мой балкон напротив, часто вижу их.

К тому времени, когда парень появился в доме № 2, сами жильцы тоже успели позвонить пожарным, начали выводить людей из дома. Данил вместе с каким-то незнакомым мужчиной вбежал в горящую квартиру.

Увидел деда, спрашиваю: "А бабушка где?" Сказал, что она в дальней комнате. Заползли мы туда сквозь дым, нашли её, а она выходить не хочет. Кричит: "Мы сами всё потушим!" Шок у неё был, что ли? Всё вокруг горит. Смысла самим тушить уже точно не было, она могла просто угореть. Дед, пока тушил, сам обгорел немного: лицо, брови, волосы. Мы бабушку вывели.

К слову, бороться с огнём в своей квартире Екатерина Андреевна пыталась, несмотря на сломанную ногу. Несколько раз бегала за водой и плескала в огонь. В своём поступке Данил ничего особенного не видит. Он уверен, что так на его месте поступил бы любой.

Забытая на кухне

Действиями пожарных жильцы дома № 2 остались недовольны. По их версии, ехали к ним больше получаса.

Они, на мой взгляд, действовали не очень слаженно, — выражает свое мнение Данил. — Приехали к двенадцати часам. Пока раскрутили шланги, пока настроились, пожар уже распространился на крышу и на квартиру соседей. Стена между квартирами выгорела полностью. Это можно было предотвратить, мне кажется.

Не понравилось согринцам и то, что огнеборцы проливали потоками воды всю стену горящего дома. От этого пострадали квартиры этажом ниже.

Граждан возмущает, что пожарные устроили "водопад", обливая фасад здания, — дали пояснения в ДЧС ВКО. — Однако эти действия производились согласно правилам тушения пожара, чтобы не допустить распространения огня.

Тем временем под угрозой оказалась жизнь ещё одного человека — 72-летней соседки. Любовь Анатольевна проживает в квартире № 29. Она больна, передвигается с помощью трости.

Я сидела, телевизор смотрела, — вспоминает она. — У меня сон нарушен, часто засиживаюсь допоздна. Слышу — у соседей грохот. Обычно они рано ложатся. Ремонт затеяли на ночь глядя, что ли? Потом думаю: "Нет, что-то не то!" Чувствую — дымом пахнет. У меня в том углу диван стоял, глянула — а дым валит прямо от стены. Выхожу в коридор — а там уже ничего не видать. Я ушла на кухню. И больше ничего не помню.

Гораздо лучше запомнил всё происшедшее внук Любови Анатольевны. Женя вечером ушёл к другу — помочь в разборе вещей, оставшихся после похорон родственника.

Набрал домашний номер, разговариваем с бабушкой, — рассказывает Евгений. — Она мне: "Что-то горит!" А ей говорю: "Баб, иди в коридор, проверь!" Она трубку повесила. Пока я добежал, минут десять, наверное, прошло. Подхожу — полиция возле подъезда. Всех вывели, внутрь не пускают. Я говорю: "У меня бабушка не ходит, впустите меня!" Они отвечают: "Там никого нет".

По версии Жени, он, уверенный, что в квартире оставалась беспомощная пожилая женщина, несколько минут пытался убедить в этом полицейский кордон. По его словам, помог сосед — отвлёк стража правопорядка. Парень ринулся в бабушкину квартиру.

Захожу, она на кухне сидит, голову руками обхватила. С момента нашего разговора по телефону минут тридцать прошло. Приподнял её и вывел, как мог.

Пенсионерка считает, что сознание она не теряла. Что с ней произошло, сама не знает. Зато считает, что, не приди за ней внук, могла бы погибнуть.

Если бы Женя не успел, я бы тут и осталась, — говорит Любовь Анатольевна. — Его не пускали, сказали, что там никого нет. А ко мне на кухню никто и не заходил.

В квартире № 29 выгорела только перегородка, отделяющая её от соседей. Но задымление, по словам хозяйки и её внука, было очень сильное.

Помогали всем миром

Когда огонь потушили, пришла пора выяснять причины, ликвидировать последствия и подсчитывать убытки. В первые дни погорельцам активно помогали соседи и комитет местного самоуправления.

Хозяев вначале "скорая" увезла, — рассказывает Данил. — Я и подумать не мог, что их обратно привезут и там оставят. Пожар был в ночь с 22 на 23 марта. Сутки прошли. 24 марта решил зайти к ним, посмотреть, что там после пожара. Думаю: у соседей спрошу. Я даже представить не мог, что там кто-то может быть. А они сидят в этих руинах — все чёрные. У них ни света, ни воды. Санузла нет, всё разбили. Окон нет, отопления тоже. Всё мокрое. Спрашиваю: "Вам что, никто не помог?" Говорят: "А у нас никого нет. Родственники в России".

До сих пор Шапошниковы живут в сгоревшей квартире, вспоминают пожар и подсчитывают свои потери.

Пожарные тащат меня, я говорю: "Мне документы надо взять!" А они мне: "Ты ещё два-три раза вдохнёшь — так здесь навсегда и останешься!" — вспоминает Владислав Александрович. — Спустили меня на площадку второго этажа в том, в чём спал, босиком. Соседи снизу дали мне тапки, куртку накинули. Так и сгорели все мои документы. В комнате погибли три шкафа, две койки, стол, телевизор. Унитаз разбили во время пожара. Ещё почему-то лопнула батарея.

У Любови Анатольевны в квартире № 29 сгорели вещи и обувь внука, хранившиеся в диване, что стоял у пылающей стены. Всю ночь она боялась, что погибнут документы в ящике стола, но до него огонь не добрался. В квартирах этажом ниже, залитых водой, пришлось полностью снимать полы. В доме царит неистребимый запах сырости, все помещения нужно теперь сушить.

Всё, что было возможно, сами люди организовали в первые же дни. Данил и его жена разместили информацию о погорельцах в соцсетях. Жильцы дома № 2 самостоятельно создали фонд помощи пострадавшим. Координировать его работу взялась Евгения, молодая соседка снизу.

Мир не без добрых людей, — констатирует Данил. — Многие откликнулись, начали везти кто что мог: продукты, вещи, деньги. КМС № 5 помог организовать машины и вывезти мусор.

Владислав Александрович тоже говорит, что в настоящее время им ничего пока не надо, люди хорошо помогли.

Чья крыша?

Пожар уничтожает ценности и оставляет после себя уродливые руины. Но вещи можно восстановить. Гораздо хуже, что беда обнажает и худшие стороны человеческой натуры.

Всё пошумело, пошумело и заглохло, — с горечью говорит Данил. — Я ходил в КСК. Крыша-то до сих пор разобрана. Дожди начнутся — что делать?

Масса претензий к КСК "Согра-2" и у жильцов дома № 2. В квартире Шапошниковых через несколько дней после пожара с грехом пополам установили унитаз. В тот же день он потёк. Теперь старикам приходится добиваться, чтобы работу, выполненную тяп-ляп, переделали. Стену между квартирами № 29 и № 30 жильцы поставили за свои деньги. Сейчас этим занимается приехавшая из России дочь Шапошниковых. Самостоятельно приходится восстанавливать полы в обеих квартирах.

Мы никогда не прибегали к их услугам, хотя платили всегда исправно, — возмущается Евгения из пострадавшей от воды квартиры № 26. — Теперь в кои веки нам понадобилась помощь. И опять мы должны искать и нанимать рабочих сами? Получается, что работники КСК просто живут на наши деньги, а для нас ничего не делают!

Недовольны позицией тех, кто обязан следить за сохранностью жилого фонда, и представители местной власти.

Сейчас ругаемся с КСК "Согра-2", — рассказывает директор филиала № 5 КГУ "Центр по развитию массового спорта" Максим Тесленко. — Вообще ничего там не делают. Сейчас оказывается, что им нечем придавить целлофан, чтобы в дыры не лилось и не дуло. Хотя мы шесть машин мусора после пожара вывезли, дров хватало. И под окнами до сей поры обломки мебели лежат. Просто не хотят ничем заниматься.

Максим Владимирович напомнил, что починка крыши в том случае, если полный ремонт не предусмотрен, является прямой обязанностью кооператива собственников квартир.

Что дальше?

Причина пожара пока ещё устанавливается. Следствие рассматривает две возможные версии происшедшего: неосторожное обращение с огнём или аварийный режим электрооборудования. Последнее вполне возможно. В доме, построенном в середине 50-х годов прошлого века, проводка, по словам жильцов, менялась только один раз.

Впрочем, вина, скорее всего, в любом случае ляжет на хозяев квартиры. Ведь в ту ночь не было ни ветра, ни стихийных бедствий, ни аварийной перегрузки электросетей. А это значит, что погорельцам придётся нести ответственность по статье 410 Кодекса РК "Об административных правонарушениях", которая гласит: если возгорание произошло по вине владельца дома, но больше не пострадало ничье имущество, то выносится предупреждение или административный штраф в размере пяти МРП. Но когда материальный ущерб от пожара составляет более 50 МРП, штраф увеличивается до 10 МРП. Если в результате пожара повреждено или уничтожено имущество других граждан, дело о происшествии передается в управление полиции для разбирательства согласно схеме о преступлениях и происшествиях, связанных с пожарами и другими ЧС.

Ещё одним неприятным последствием стало то, что соседи, вначале активно помогавшие друг другу, сейчас перессорились, не в силах решить вопрос о возмещении материального ущерба. На Шапошниковых собираются подавать в суд жильцы квартир второго этажа, затопленных водой.

Акт о пожаре пока получили на руки только сами погорельцы. Остальные жильцы, чьё имущество тоже пострадало от огня и воды, должны будут сами сходить за актом, а затем подать заявление в отдел социальной защиты.

Тем, кто погорел, выдаётся компенсация как пострадавшим при пожаре, — поясняет Максим Тесленко. — А тем, кто пострадал во время тушения, нужно самим обратиться в соцзащиту. Им будет также оказана помощь как людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, — по другой статье. Без помощи никто не останется. Единственное основание для отказа: если доход превышает определённую сумму на каждого члена семьи. Когда акт поступает, первыми получают компенсацию хозяева сгоревшей квартиры. А соседям окажут помощь на основании того, что они понесли ущерб от затопления водой.

Ирина Плотникова

Просмотров: